из Беппе Грилло: Мафия завоевывает Европу

Петра Рески – журналист немецкого еженедельника Die Zeit. Она автор книги “Mafia. Von Paten, pizzerien und falschen priestern”. На русский название можно перевести: «Мафия. О крестных отцах, пиццериях и лже-священниках». Будучи переведенной на многие языки, книга еще не нашла итальянских издателей. Петра описывает непреодолимое проникновение итальянских мафий в Европу. Согласно газете Frankfurter Allgeimeine Zeitung ее книга – лучшая среди когда-либо опубликованных на эту тему. Петре угрожали, и она проводит время, защищая себя в немецких судах от жалоб и заявлений, поданных упомянутыми ею в книге людьми.

Книга считается немецкой «Гоморрой», и Петра Рески рискует повторить судьбу Савиано. Итальянские мафии, возможно, являются первым предприятием нашей страны. Их предполагаемая выручка составляет 100-150 миллиардов евро в год. Все черным налом. Капитал, который инвестируется. За Италией по насыщенности мафиозными капиталами следует Европа. ВВП многих европейских стран зависит от денег, отмытых мафией. Мы вывозим капиталы и мафии. Через несколько лет Брюссель станет наш, нашим делом (здесь аллюзия на название сицилийской мафии Коза Ностра).

Интервью с Петрой Рески:

Интервьюер (И): Петра Рески, журналист и писатель, автор книги о Ндрангете на немецком языке, которая считается в Германии лучшим произведением на данную тему. Как Вы считаете, почему мафии, в особенности Ндрангета, так укоренились заграницей?

Петра Рески (П.Р.): Потому что иностранные законы позволяют то, что невозможно в Италии, например, в Германии нет подслушивающих устройств в общественных заведениях, и в домах очень сложно подслушивать; инвестировать отмытые деньги намного легче в Германии, чем в Италии. Отдельной статьи для преступления мафиозной организации в Германии не существует, поэтому любой член мафии может инвестировать все свои деньги в Германию, и его не будут контролировать.

Есть много примеров, когда в Германию приезжают работать так называемые «хозяева пиццерий», с месячным доходом в 800 евро, которые покупают себе гостиницы или целые дороги.

И: Но с немецкой стороны имеется некое попустительство?

П.Р.: Безусловно! Без попустительства и в Германии ничего бы не вышло. Немцы, к сожалению, уверены, что проблема мафии их не затрагивает, они воспринимают ее как чисто итальянское явление, преимущественно отсталых регионов юга Италии, в общем, что-то, что не может случиться в Германии. Однако Германия сейчас как Италия. С помощью политиков, учреждений, адвокатов в Германии последние 40 лет происходит то же, что в Италии уже 150.

И: Есть зоны более подверженные этому явлению?

П.Р.: Да, члены мафии попали в Германию как эмигранты. В 40-х годах они начали устраиваться в немецких индустриальных зонах. Следовательно, центрами Ндрангеты стали Дуйсбург, весь Рурский регион, Дортмунд, Штутгарт.

После падения берлинской стены, годам к 90-ым, часть Ндрангеты перебралась в Лейпциг и в Саксонию.

И: Действительно, Вы упомянули о Дуйсбурге, где Ндрангетой были убиты 6 человек, и вы об этом написали книгу, после чего Вам угрожали.

П.Р.: Да, скажем, были скрытые угрозы, понять которые может только итальянец, для немца эта было бы затруднительно. Например, однажды на презентации моей книги в Хартфорде, в Тюрингии, присутствовали некие типы немецкой национальности, которые долго и подробно объясняли невозможность отмывания денег в Германии, а потом в присутствие итальянцев выразительно хвалили меня за храбрость, говоря: «Восхищаюсь вашей храбростью, синьора!» И это через несколько минут после речей в защиту тех, кто подал на меня в суд из-за книги. Я поняла это послание. 20 лет я живу в Италии и 20 лет занимаюсь мафией, поэтому та ситуация мне напоминала о Микеле Греко, мафиози из Коза Ностра, который в суде сказал: «У меня есть бесценный дар, господин судья, – внутреннее спокойствие, желаю вам и вашей семье доброго здоровья».

И: Раскрыли ли Вы в вашей книге что-то полезное следствию?

П.Р.: Да, так как, очевидно, вслед за убийствами в Дуйсбурге федеральная полиция уже отслеживала деятельность некоторых кланов, в особенности имеющих отношения к событиям в Дуйсбурге. Кланы же в этом случае не были заинтересованы в общественном внимании.

И: Конечно, но в этой книге некоторые имена подверглись цензуре!

П.Р.: Да.

И: Итальянское правительство утверждает, что все под контролем, некоторые даже говорят, что в Италии нет мафии.

П.Р.: Правда?

И: Да, Делл’Утри не один раз говорил.

П.Р.: Ах, да! В Германии тоже говорят, что мафии нет. Занимательно слышать это, потому что мне вспоминается один миланский мафиози 60-х годов, который, когда его арестовали, сказал: «А что такое мафия? Сорт сыра?». В общем, тоже самой сейчас подходит и к Германии.

Так как для немца мафия – это явление фольклорное, показанное в фильмах, в крестном отце, описанное в романах, они не могут представить себе, что хозяин пиццерии, с которым он здоровается, может быть мафиози. Я это знаю по тем убитым в Дуйсбурге, о них отзывались, как о хороших соседях, очень любезных. Немец просто не может переварить эту мысль.

Немецкая политика, не считая случаев ее прямого вовлечения в некоторые дела, не хочет признать существование мафии в Германии как серьезной проблемы, тем более что сейчас основная проблема – исламисты, а не мафия.

И: Вы сами открыли имена, фигурирующие в вашей книге? Как Вы сумели собрать все элементы, из которых получилась такая разнообразная и в то же время тревожная картина мафиозной реальности в Германии?

П.Р.: Я действительно втянулась в исследование, всегда занималась только итальянской мафией. Должна похвалить итальянских журналистов, потому что они способнее немецких коллег в том, что касается раскрытия правды. Именно итальянцы первыми обнародовали имена участников Ндрангеты в Германии.

И: Например? Назовите имена?

П.Р.: Не могу назвать имена, потому что..

И: не можете назвать.

П.Р.: Фактически, мое внимание к теме зародилось благодаря итальянским газетам. Потом я развила ее с точки зрения Германии с помощью данных из расследований немецкой полиции.

И: Сейчас Вы не называете места своего проживания из-за угроз. Сколько исков на Вас уже подали?

П.Р.: На данный момент подано 5 исков, возбуждено два уголовных дела, одно из которых отправили в архив.

И: Но какова причина?

П.Р.: Были предприняты так называемые срочные меры для защиты персональных данных двух человек, о которых я писала в книге. Требование было одобрено судом Мюнхена и Дуйсберга. Сейчас подаем апелляцию, потому что меня обвинили в клевете и все в этом роде..

И: Вы боитесь?

П.Р.: Нет.

И: Значит продолжите работу?

П.Р.: Конечно! Безусловно. Потому что я даже не ожидала, что моя работа настолько верна, как выяснилось.

И: Как Вы думаете, европейские национальные экономики нуждаются в мафии или нет?

П.Р.: Вот что я могу сказать о Германии: многие закрыли глаза на инвестиции мафии и закрывают до сих пор. Особенно, после падения берлинской стены деньги мафии на востоке только приветствовались. В Германии отмывание денег считается второстепенным преступлением. Поэтому нужно быть внимательными, ведь разрушается не только экономика, но и демократия в общем. Если член Ндрангеты покупает гостиницу или другую недвижимость, он губит честную конкуренцию. А это проблема демократии, так как с помощью имущества они хотят приобрести еще и политическое влияние в Германии.

И: А что Вам известно о ситуации с мафией в таких странах, как Голландия, Бельгия, Великобритания, Норвегия и вся Скандинавия в целом?

П.Р.: Насколько я знаю, то, что я рассказала о Германии, не слишком отличается от действительности этих стран.

И: Мафии, вывезенные из Италии?

П.Р.: Да. Но, прежде всего, самая большая проблема заключается в том, что в этих странах преступление мафиозной организации не является уголовным преступлением. В Германии, например, наказание за преступную организацию минимально. В Германии мафиози может спокойно вертеться. Наверное, самое главное, чтобы мафиозная организация стала уголовным преступлением во всей Европе, тогда появилась бы возможность арестовать приезжающего из Сан Луки члена клана. Мафиози в Германии не совершают ошибок.

И: Ваша книга написана только на немецком?

П.Р.: Ее переводят на 5 языков, кроме итальянского, к сожалению.

И: Почему?

П.Р.: Не знаю. Должна признать, что в Италии есть много отличных книг о мафии, написанных итальянскими знатоками мафии. Для любого итальянского издательства тема мафии не нова. И: Насколько точно данное вашей книге определение «немецкой Гоморры»?

П.Р.: Уважаю Савьяно. На мой взгляд, это возмутительно, что он должен скрываться, пока мафиози гуляют на свободе. Возмутительно также то, что из-за книги кого-то зарывают в судебных процессах. Это показывает, насколько они нас боятся.

КОС

Версия для печати

Post correlati

WordPress › Ошибка

На сайте возникли временные проблемы технического характера.